«

»

Июл 12

«Оборонка уже давно отошла от пропасти»

Интервью с замглавы комитета Госдумы по промышленной политике Владимиром Гутеневым

Михаил Ходаренок
Первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике и промышленности, вице-президент Союза машиностроителей России и президент ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям» Владимир Гутенев рассказал «Газете.Ru» о ситуации в оборонно-промышленном комплексе России.

– Владимир Владимирович, эпоху, наступившую после 1991 года, характеризуют иногда как времена деиндустриализации. Насколько мы за последнее время отошли от края пропасти, за которым уже начинаются необратимые процессы?

– От края мы отошли еще в начале этого века. Благодаря предпринимаемым со стороны государства мерам в 2000-е годы, до экономического кризиса 2008–2009 годов базовый сектор экономики – машиностроение – характеризовался высокими и устойчивыми темпами роста.

Если же говорить о нынешней ситуации, сложившейся под воздействием неблагоприятных факторов во внешнеполитической и экономической сферах, то, на мой взгляд, об устойчивом промышленном развитии, говорить пока рано. Можно сказать, что отечественная промышленность начинает выходить из состояния стагнации.

При всех экономических трудностях и санкционных ограничениях совокупный прирост промышленного производства в прошлом году составил около полутора процентов.

В апреле производство по сравнению с аналогичным периодом 2016 года увеличилось на 2,3%. Прогнозы Минэкономразвития достаточно оптимистичны. Посмотрим на итоги полугодия. Для реального достижения заявленных правительством показателей роста экономики в 2% темпы увеличения промышленного производства в стране должны быть значительно выше. Необходимо пересматривать приоритеты в сторону развития науки и высокотехнологичных отраслей, искать новые формы государственной поддержки и, соответственно, перераспределять бюджетные ассигнования.

– В чем заключаются главные проблемы нашего машиностроения?

– Отечественной промышленности необходимо не только технологическое обновление, но и увеличение доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВВП России. По данным Росстата, в 2016 году она достигла исторического максимума – 22,3%. В то же время основной прирост был обеспечен за счет оборонки, а не гражданской продукции.

Вторая проблема касается перспективных исследований.

Научный задел, который создали для нас предыдущие поколения российских ученых и инженеров, уже практически исчерпан.

Нужно создавать новый задел на будущее. По каждому направлению должны быть разработаны «облики» и «образы» перспективных продуктов, созданных не в результате реинжиниринга существующих решений, а принципиально новых.

Должны быть не только «заказные» работы, но и обязательно инициативные. Только так можно обеспечить реализацию прорывных проектов и заметное место на мировых рынках.

– Как выглядит разумная грань между импортозамещением и международным разделением труда, особенно в сфере ОПК?

– Международная кооперация необходима: без нее мы неконкурентоспособны на внешних и внутренних рынках. Импортозамещение должно быть экспортно ориентированным. Вместе с тем мы понимаем, что существующие проблемы технологического, научно-технического, кадрового характера пока не позволяют реализовать стратегии импортозамещения в полном объеме.

Что касается участия предприятий ОПК в международных производственных цепочках, конечно, в первую очередь необходимо учитывать интересы национальной безопасности нашей страны. Для продукции зарубежных производителей это отсутствие недекларированных возможностей и возможностей для негласного съема данных. Нужно создавать единое защищенное информационное пространство для всего оборонно-промышленного комплекса России.

В стратегически важных областях оборонки Россия переходит на отечественное программное обеспечение, в числе двух десятков крупных предприятий, отказавшихся от импортного ПО, – ЦКБ «Титан», производитель пусковых установок для комплексов «Искандер-М» и «Тополь-М».

Технологические подразделения волгоградского предприятия перешли на применение решений компании «Аскон». В этом же направлении ведет работу и Объединенная приборостроительная корпорация, которая создает свои доверенные аппаратные платформы для телекоммуникационной и вычислительной техники.

– Гособоронзаказ постепенно уменьшается. Готовы ли предприятия ОПК к подобному сценарию и выйдут ли они на рынок с конкурентоспособной продукцией?

– Совершенно верно, на апрельском съезде Союза машиностроителей России в прошлом году президентом страны для оборонной отрасли задан новый стратегический ориентир. Наряду с выполнением Госпрограммы вооружений – 2025 стоит задача диверсификации производства. Необходим переход к выпуску конкурентоспособной высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения.

Для оказания содействия предприятиям ОПК была создана рабочая группа, которую возглавил исполнительный директор госкорпорации «Ростех» Олег Евтушенко. Одним из результатов ее работы стало заключение соглашения между «Ростехом» и Внешэкономбанком о создании совместного предприятия.

НПО «Конверсия» обеспечит перенос технологий и продукции предприятий ОПК в гражданские сегменты.

Технологические лидеры отечественного машиностроения уже давно успешно участвуют в конверсионных программах. Причем их гражданская продукция экспортно ориентирована и зачастую превосходит требования современного рынка.

– Отечественное кораблестроение традиционно находится у нас в числе отстающих. В частности, в этом году все сроки по вводу в строй военных кораблей сорваны. В чем причины создавшегося положения?

– Причин несколько. Одна из них связана с недофинансированием отрасли. Сейчас Объединенная судостроительная корпорация, чтобы решить эту проблему, расширяет программу собственного лизинга. Она позволит начать финансирование строительства новых судов из возвратных средств.

Но основная причина уходит в 2014 год, когда украинская сторона отказалась поставлять нам судовые двигатели. В тот момент практически на всех российских судах устанавливались двигатели, собранные в Николаеве на объединении «Зоря-Машпроект». Понятно, что принятые в рамках программ импортозамещения меры сразу результата дать не могли. Сейчас ситуация кардинально меняется. В апреле этого года в уникальном сборочно-испытательном комплексе НПО «Сатурн» начались испытания газотурбинного агрегата М-35Р-1 с двигателем М-70ФРУ-2 для морских программ. По существу, это стало началом российского газотурбинного двигателестроения.

В целом в рамках импортозамещения НПО «Сатурн» с 2014 года ведет три опытно-конструкторские работы – это двигатели М90ФР, «Агрегат-ДКВП» и М70ФРУ-Р. Они будут предназначены для установки на фрегаты проектов 22350 и 11356, малый десантный корабль на воздушной подушке «Зубр», другие корабли и суда ВМФ России.

Новые двигатели и дизельные агрегаты для кораблей и подводных лодок производит и Коломенский завод. В 2017–2018 годах на базе новейшего дизеля Д500 спроектируют и построят целую линейку дизельных двигателей для Военно-морского флота. Это будет новый типоразмерный ряд дизелей мощностью от 4412 до 7500 кВт, которые войдут в главные корабельные силовые установки. В этом году идет постройка опытного образца дизельного двигателя 16СД500 мощностью 5882 кВт.

Что касается планов ввода в строй новых кораблей, то есть и хорошая новость:

российские кораблестроители возобновляют строительство трех фрегатов проекта 11356 типа «Буревестник», прекращенное из-за отказа Украины поставлять двигатели.

На фрегаты предполагается установить рыбинские газотурбинные двигатели М70ФРУ.

Отрасль сегодня становится драйвером высокотехнологического развития. Отказ от прямых продаж в судостроении, переход с общепризнанных форм сервисного обслуживания на контракты жизненного цикла позволят снизить издержки управления, облегчат внедрение инноваций и бюджетное планирование.

– Нестабильность на Ближнем Востоке рождает спрос на продукцию российской оборонной промышленности. Но у всякой нестабильности могут быть и неблагоприятные последствия. Как, по вашему мнению, выглядят сейчас перспективы сделки по приобретению арабскими инвесторами пакета акций «Вертолетов России» на фоне конфликта между Катаром и другими монархиями Персидского залива, которых ранее называли как соинвесторов?

– Я бы не говорил о том, что спрос на российские вооружения на Ближнем Востоке обусловлен ростом нестабильности в регионе. Там вполне хватает оружия из других стран. По данным специалистов стокгольмского международного института исследования проблем мира и конфликтов SIPRI, США контролируют около трети всего мирового рынка вооружений, при этом почти половина всех их поставок приходится на государства Ближнего Востока. Россия контролирует более 23% мирового рынка, причем около 70% российских поставок приходится на четыре страны: Индию, Китай и Вьетнам. А то, что в странах Ближнего Востока проявляется интерес к продукции нашей оборонной промышленности, так причиной являются высокие показатели качества, надежности, эксплуатационной технологичности нашей техники.

Ситуация с акциями «Вертолетов России», полагаю, никакого отношения к возникшему конфликту между Катаром и арабскими странами не имеет.

На сегодняшний день 12% акций входящего в «Ростех» холдинга «Вертолеты России» действительно проданы консорциуму Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и арабских инвесторов. В рамках второго этапа на Петербургском экономическом форуме 16 июня было подписано соглашение об увеличении инвестиций. Закрыть сделку стороны планируют до ноября этого года.

При этом частные инвесторы получат право назначить двух членов совета директоров «Вертолетов России», но получат привилегированные, то есть «неголосующие» акции, которые ограничат их влияние на управление холдингом и принятие ключевых решений. «Ростех» также сможет заблокировать продажу этих акций «нежелательным инвесторам» и получит преимущественное право их покупки, если иностранцы решат их продать. Средства, вырученные от продажи акций, пойдут на разработку и выпуск новых вертолетов, а также финансирование возможных сделок по увеличению стоимости холдинга, финансированию программы капвложений, другие программы.

– Сокращение госзаказа вынуждает искать частные инвестиции даже такие мощные структуры, как «Ростех». Но реально ли в нынешних условиях привлечь инвестиции нужных масштабов?

– Не думаю, что поиск частных инвестиций напрямую связан с сокращением программ госзаказа. Участие частного капитала для развития производства всегда было привлекательным. Вместе с тем частный инвестор, работая на перспективу, должен быть уверен в эффективности проекта, в отсутствии рисков потери бизнеса.

Что касается реальности масштабных инвестиций – почему нет?

Пример подобного государственно-частного партнерства показал концерн «Калашников».

Несколько лет назад он был стабильно убыточным, потом было принято решение продать 49% акций концерна частным инвесторам. И холдинг стал приносить прибыль. В прошлом году концерн открыл пять новых производственных объектов. Принято следующее решение – увеличить долю частных инвесторов до 75%, оставив 25% + 1 акцию для того, чтобы осуществлять общий контроль за производством оружия. По этому пути пошли и другие. Среди них – холдинги «Технодинамика», «Росэлектроника» и «Вертолеты России», концерны «Радиоэлектронные технологии» и «Техмаш», корпорации «ОАК», «ОСК» и «ВСМПО-Ависма».

Другой вопрос, что в этом отношении не нужно ограничиваться только российским капиталом. Это могут быть зарубежные инвесторы, кроме того, в инвестировании может участвовать менеджмент предприятий, который знает их потенциал и способен раскрыть его наиболее полно.

– На словах у нас решительно все за повышение престижа профессии инженера, а что происходит на деле?

– Престиж инженерных профессий растет – это несомненно. Лучшее подтверждение – повышение конкурса на технические факультеты вузов. Все больше школьников интересуются математикой, физикой, химией. Об этом свидетельствует как популярность специальных «инженерных» классов в школах, так и результаты проводимой Союзом машиностроителей России многопрофильной инженерной олимпиады «Звезда».

Должна быть создана сквозная система подготовки и закрепления высококвалифицированных специалистов начиная со школы и до послевузовского образования.

Среди эффективных молодежных проектов, реализованных Союзмашем, нужно назвать международный форум «Инженеры будущего», научно-практическую конференцию на базе МГТУ им. Н.Э. Баумана «Будущее машиностроения», конкурс «Заказ на инновации», всероссийский конкурс для школьников, студентов и молодых специалистов под названием «IT-прорыв», программу практик и стажировок «Ты – инженер будущего!».

– Как бы вы охарактеризовали состояние и тенденции развития подготовки рабочих кадров высокой квалификации?

– Сегодня популярность среднего специального образования по техническим специальностям растет. Только в Москве ежегодно требуется около 15 тыс. новых рабочих, из них около трети – на развитие производства и около двух третей – на замену выбывающим работникам. И эта тенденция будет сохраняться, поскольку и на роботизированных предприятиях будут нужны специалисты рабочих специальностей – просто уровень их компетенций будет выше на порядок.

Следует с сожалением констатировать, что остались два давно известные фактора, не позволяющие использовать средние учебные заведения в полной мере. Первый – достаточно негативное отношение к рабочим профессиям, особенно в крупных городах.

Вторая проблема – это явный недостаток преподавательского состава необходимого уровня квалификации, со знанием современных технологий, обладающего необходимой компьютерной грамотностью.

Сегодня профессиональные училища и лицеи несут и социальную функцию. Тот, кто не поступил в институт или техникум, чаще всего предоставлен даже не улице, а интернету, различным социальным сетям, причем не самым безобидным. Нужно еще раз подумать о поднятии престижа средних специальных учебных заведений.

Необходимо дальнейшее развитие системы «учебное заведение – предприятие». Училища, колледжи и техникумы, зачастую и институты, созданные на базе крупнейших промышленных предприятий, обладают рядом существенных преимуществ перед оторванными от реального производства.

– Какие главные успехи Союза машиностроителей за последнее время?

– Это и законотворческая деятельность, и комплекс молодежных программ.

Нами продолжается работа по разработке и актуализации профессиональных стандартов. В настоящее время на балансе СПК в машиностроении состоит около 120 профстандартов.

В этом году мы переходим к следующему этапу – их применению. В частности, к внедрению системы независимой оценки квалификаций. Сейчас проведена вся необходимая подготовительная работа: разработан и утвержден комплект нормативно-правовых документов, создана модель независимой оценки, подготовлен 41 комплект оценочных средств для проведения профессионального экзамена, созданы четыре пилотных Центра оценки квалификаций.

Плотное взаимодействие между союзом и Министерством обороны позволило урегулировать бóльшую часть вопросов, возникших с принятием закона «О гособоронзаказе», в части контроля за расходованием бюджетных средств.

Большое значение имеет то внимание, которое нам оказывает президент России. При всей своей загруженности он всегда принимает участие в наших основных мероприятиях. Во время расширенного заседания бюро союза в Ижевске 27 июня он принял самое активное участие. Состоялся предметный конструктивный разговор по проблемам ценообразования, изменения нормативов рентабельности при расчете цены контракта по гособоронзаказу, доступа предприятий к конкурентным заемным ресурсам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>